Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Je deviens moi

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:35 

Про спорт

Вот каждый раз думаешь, что именно сейчас находишься на пике своего развития и дальше едва ли будешь понимать больше и глубже. Но проходит пара лет - и удивляешься тому, как наивно можно было мыслить тогда. Может быть, поэтому я и пишу какие-то заметки. Самая ранняя сохранившаяся точка - дневник за второй класс.

Хочу написать про свой нынешний спорт и свое отношение к нему. Вообще у меня почти никогда не возникало желания заняться чем-то изящным, мягким, грациозным. Никогда в жизни у меня не было курсов танцев, художественной гимнастики, групповых фитнес-занятий (пару раз была из любопытства, но это не в счет). В спорте я укрепляю и раскрываю более жесткие черты: силу, агрессию, стойкость, может быть, ярость борьбы. Вот это вот мужское "я могу" мне страшно нравится. Физически нравится преодолевать себя и раздвигать собственные границы. Люблю ощущать себя сильной психологически и физически (а в жизни, что интересно, я скорее мягкая и застенчивая). Это удовольствие.

Классе, кажется, в 6 я поняла, что не могу отжаться от пола ни одного раза. Совсем-совсем, даже если очень стараться. Стало обидно, взяла саму себя на слабо, научилась. Потом было спортивное плавание с отличным тренером, соревнования, было тяжело, но получалось. В университете в команду не взяли, не хватило разряда (нужен первый, а у меня третий). Если бы знала, что так нужно, дотянула бы...

С первого курса занялась историческим фехтованием. Отличный спорт: нужно думать, нужна реакция, нужна сила. Идеальное сочетание. Но не сложилось с компанией и тренером: мне был интересен спорт, а не ролевые игры. Пришлось уйти, а денег на платную секцию тогда не нашлось.

В итоге пришла к банальному тренажерному залу, и пока это оптимальный вариант. Когда только начинала заниматься, боялась зайти на место, где лежат диски и гантели. Тренера у меня не было, начинать было неловко. И ведь там одни мужчины, они поднимают какие-то невероятные веса... В общем, поделав всякие бесполезные упражнения на тренажерах и привыкнув к обстановке, я в итоге пришла к свободным весам. Перечитала кучу туториалов по упражнениям, составила сама себе программу. Сначала удовольствие было сомнительное: вешаешь свои несчастные 10 кг с каждой стороны грифа, страдаешь с этим грифом, руки сами разжимаются, спина не держит. Но я попала в поток и страшно наслаждалась даже первыми тренировками. Сейчас я могу поднять вес больше своего, и это не бог весть какое достижение. Я просто дошла до комфортной границы, стала работать на эстетику тела, перестала наращивать веса. Тяжело, но посильно - этот педагогический принцип и в тренажерке отлично работает. Могла бы больше, но тут я вижу пока только две дорожки. Первая - фитнес-бикини - мне не нравится из-за необходимости дефилировать в купальнике. Не хочу публично раздеваться. Вторая - пауэрлифтинг - умеренно не подходит. С совсем тяжелыми весами мне неожиданно себя жалко. Жалко суставы, связки, глаза, в конце концов. Это работа на пределе, хорошая и достойная работа, которая мне бы, наверное, нравилась, но всё-таки жаль своего тела.
Пока такой достаточно умеренный режим только на руку, это идеально совмещается с рабочим графиком, не требует дополнительных ресурсов. А еще дает какую-то бытовую уверенность в себе: могу передвинуть что-то тяжелое, например. Пока наметила себе в качестве развития более продвинутую растяжку после силовых тренировок. Получается - пока что - отвратительно, есть над чем работать.

22:24 

- Ибо вся наша жизнь - это только погоня за
счастьем,
но счастья так много, что нам его не унести.
Выйдешь за хлебом - а жизнь пронеслась:
"Это лето, Настя.
Сердце мое разрывается на куски".

01:48 

Прекрасная Канцлер, новый альбом, Рок-н-ролл Совершенных, Страшная Сказка и Тень на стене, женщина в черном платье танцует, а дождь идет уже 4 дня.

15:38 

Последнее время про меня и то, что вокруг, можно ставить комедии.
Разматывать рулетку, пораниться и посадить здоровенных пятен на новые светлые обои;
заказать доставку холодильника и принести его вдвоем с хрупкой соседкой;
уронить любимую чашку в обойный клей; забыть ключи; уронить мобильник на мосту в метро; узнать адрес магазина и уехать на другой конец Москвы по питерскому адресу; подхватить аллергию etc etc

Не зря мои волосы светлее после лета)
Гибельное настроение. Как переваренная брокколи.

13:15 

Чудно: занимаешься расшифровками записей информантов, гуглишь непонятный отрывок текста, переходишь на форум практикующих магов, которые обсуждают эффективность этого приговора в определенные фазы луны.

А у меня десятки аутентичных заговоров, которые куда сложнее и лучше подобных с форумов "магов".

Я почти могу давать уроки практической белой магии (:


01:58 

извините за легкомыслие и обсценную лексику)
я не согласна с этой девочкой, но она мила)
автор - Кира Харлашова

01:36 

Час ночи, я лежу у открытого окна, от которого так светло, что можно читать. Белая ночь! Вижу первый раз в жизни. Так странно - солнце просто не закатилось и висит где-то у горизонта.
За окном в нескольких метрах стелется озеро, озера. На берегу лежит красная лодка. Небо светлое, матовое, огромное, огромное, вширь, в высоту, купол небесный.
Кстати о небесах. Были вчера в Никольской часовне. Архитектурная особенность здешних часовен - небеса (особое строение купола с изображениями, например, архангелов). У каждой часовни есть своя хранительница. Еще там оставляют заветы - предметы, с помощью которых ведется диалог с Богом. в Никольской, наверное, сотня полотенцев висит, разных, современных, вышитых дореволюционных. Считается, что помогает в здоровье вышивка больной части тела. Уносить эти полотенца нельзя , грех. Т. часовня не так понравилась - говорит, языческое место, даже священники не заходят. Что ж, света там правда нет, всего два маленьких оконца. Раскрашенные небеса, заветы развешены, полутьма, иконы домашние. Уютное и, кажется, по-особому намоленное место. Забирались на колокольню - видны озера, деревня, святая роща. Колокол 18 века. удивительно.
Из мировоззренческого фольклористов:

(поют песню про парня, который приходит к дому девушки, которую просватали)
- Ну вот, боль, страдания
- Да ладно, житейское это все

- Был здесь трагический случай, когда 3 парня утонули. И подошла я соболезновать к матери одного из них, а она даже оттолкнула чуть меня и так спокойно, мол, чего, это озерушка взял.

Вообще люди в экспедиции милы. Руководительница наша, фольклористка, с нею муж, культурный географ. Старшие девочки, 2 кандидата, кажется, филологических, студентки, работники музея, три историка.

Еще здесь что-то странное с хронотопом.

23:25 

Оно как дождь. Из пасмурного края
навстречу ночи с моря наплывая,
с земли оно, как туча дождевая,
уходит в небо, свыкшееся с ним,
и, падая, течет по мостовым.

И в час, подобный долгому недугу,
когда к рассвету тянется округа
и с горечью отталкивают руку
тела, не разгадавшие друг друга,
и люди, ненавистные друг другу,
в одной постели молят о покое,

растет оно и ширится рекою
(Рильке в переводе Гелескула)
хоть когда-то я должна пожалеть, что не знаю немецкого)

читать подстрочник

читать оригинал

02:09 

стихи Болкунова. простые, светлые. всякое целительное)

читать дальше

20:16 

Когда люди пишут так сухо и вежливо, мне хочется перейти на Вы.
Вы прекрасно своей безобязательностью. Придерживайся рамок этикета и говори о погоде, скрывай все, что на душе, и не рассказывай ничего о действительном положении дел.
Перейдем на Вы? - звучит как оскорбление. Ибо это отчасти предложение не вести разговора выше small talks, пустой болтовни для заполнения неловких пауз.

19:41 

Метод карманной Т. не совсем работает.
Следующий метод - заглушить, а лучше оглушить все это нарывающее и больное какой-нибудь отвратительной, но увлекательной книгой. там будет ужасно - но там буду уже не я.

Да простят меня любители, читаю "Лолиту". Пока что хочется вымыть руки и не касаться страниц, слишком откровенно, но дело не в том. Эта болезненная непристойность - почти высокая страсть, и при том настолько сильная, что невольно задумываешься, не является ли такое влечение высоким чувством в самом деле. Сомневаешься, уже сейчас с брезгливостью листаешь страницы - и сомневаешься.

А может, к середине книги я пойму Гумберта?
А может, и приму?
едва ли, но попробовать стоит.

21:14 

- Что бы вы хотели делать? Чего добиться в жизни?
- Хотел бы повидать Стамбул, Порт-Саид, Найроби, Будапешт. Написать книгу. Упасть со скалы, но на полдороги зацепиться за дерево. Хочу, чтобы где-нибудь в Марокко в меня три раза выстрелили в темном переулке. Хочу любить прекрасную женщину.
(Р.Брэдбери "Вино из одуванчиков")

***
Коллоквиум у магистров по автоматической обработке звучащей речи. Обсуждаются всякие сложные вещи, половина аудитории дремлет, преподаватели старательно пытаются вникнуть, экспертная комиссия делает вид, что вникает, но видно, что все эти мел-кепстральные преобразования им порядочно надоели. Магистрантка Ксения рассказывает об автоматических системах обучения слабослышащих звучащему языку. Ксения - билингв, переводчик (жестовый/звучащий русский). Стойкая-строгая-серьезная О.Ф. в какой-то момент теряет все свои академически выверенные интонации и так по-простому, как экспедиционная бабушка, спрашивает: "А что, Ксения, таких детей в интернатах много, да?"

Внутри меня что-то смягчается, меня отпускает, когда за всеми этими людьми-учебниками я вижу просто людей...

23:47 

Насколько же здорово, что в моей жизни был настоящий филологический факультет, много книг, много размышлений о языке, много разговоров с теми, кто страстно любит и книги, и язык. Одна из базовых моих потребностей (кажется, не только моих, а кого угодно вообще) - красота. В литературе передается или создается острая красота мира. Конечно, литература не только про это, но я сейчас так нуждаюсь именно в красоте, поэтому буду говорить о ней. Пережитый опыт нахлынувшей красоты мира, спрессованной, упакованной в страшно большие списки литературы, очень помогает жить. Это сродни моим экспедиционным переживаниям, когда я впервые увидела северное небо (мне было 18, и меня едва ли не все лето не отпускала мысль "под таким небом не может быть ничего плохого"). Вот это видение удивительно совершенной и прекрасной сущности дает силы жить, дает жажду жизни (представим яркое, огненное, как в "Подсолнухах" Ван Гога, как в начале "Чаконы" Витали).

Как же жаль, что у меня нет сейчас литературы в программе, что я читаю куда меньше, что виню себя за каждую художественную книжку (ведь в это время можно было учить программирование, например). Программирование - чудесный мощный инструмент, расширение моих возможностей, большая свобода для лингвистических идей, но это слишком стройно и слишком строго, а потому не так красиво. Мышление абстракциями - не вполне доступная мне радость; я могу это делать, но - увы - мне такие урезанные образы кажутся куцыми.

18:59 

Жизнеутверждающее из Линдгрен

И я охотно швыряла тогда все, что было под рукой. Я постановила для себя, что Леннарт всегда будет для меня на первом плане, а хлопоты по хозяйству — на втором. Ведь лето так коротко, а вечера так красивы! Темными дорогами бродили мы вдоль залива Юргордсбруннсвикен и смотрели, как августовская луна, словно большой сочный апельсин, поднимается над дубовыми рощами Юргордеиа. И я говорила себе, что эти странствия с Леннартом я буду вспоминать до девяноста лет. Мне ни в коем случае, когда настанет осень моих дней, не придется сказать: «Все лето напролет я занималась уборкой. Это было первое лето нашей жизни, а потом мы так состарились, а потом настал конец!»


---

Поэтому говорю тебе, сын мой, что земля — прекрасное место для того, чтобы жить на ней, а жизнь — дар, и никогда не верь тем, кто пытается сказать что-то другое! Правда, жизнь бывает порой тяжелой, я не стану скрывать это от тебя. На твою долю выпадут горести, ты будешь плакать. Быть может, наступят такие часы, когда тебе не захочется больше жить.
О, ты никогда не поймешь, каково мне знать об этом! Я отдала бы свою душу за тебя, но не могу отвести от тебя ни одну из бед, что тебя ожидают! И все-таки говорю тебе, дитя мое, земля — дом человека, и дом удивительный ! Пусть жизнь будет к тебе настолько справедливой, чтобы ты понял это. Да защитит тебя Бог, мой сын!


____

Я кинулась на него, словно ураган, но ничего не сказала. Я только поцеловала его и заставила станцевать со мной наш молчаливый танец радости. Мы всегда так танцуем, когда случается что-нибудь веселое и надо дать выход нашим чувствам. Леннарт называет это «тихим сумасшествием», и, возможно, так оно и есть, откуда я знаю!

21:59 

Очередные записки с полей зарубежной литературы

Но какой у неё голос! Точно голос души, некогда обитавшей в Эоловой арфе. ("Миддлмарч")

00:30 

Левин слушал слова, и они поражали его. «Как они догадались, что помощи, именно помощи? — думал он, вспоминая все свои недавние страхи и сомнения. — Что я знаю? Что я могу в этом страшном деле, — думал он, — без помощи? Именно помощи мне нужно теперь».

21:44 

«Mme Michel, elle a l'élégance du hérisson : à l'extérieur elle est bardée de piquants, une vraie forteresse, mais j'ai l'intuition qu'à l'intérieur, elle est aussi simplement raffinée que les hérissons, qui sont des petites bêtes faussement indolentes, farouchement solitaires et terriblement élégantes»

21:27 

Я не могу сказать, что люблю Саратов.
Но когда я возвращаюсь вечером, закатное солнце освещает поляну. Трава выглядит совсем золотистой, и через эту поляну протянута верёвка, на которой сушится детская одежда. Кричат ласточки, пахнет нагретым асфальтом. Через поляну вдоль верёвки идёт, чинно и неспешно переставляя лапы, большая белая кошка. Солнце заливает всё вокруг, шерсть кошки на спине становится в тон траве.

В этот момент я испытываю к городу чувство, сходное с нежностью.

01:01 

Я хочу написать степной аналог "Песни о Гайавате".

10:04 

Мой дневник опять грозится превратиться в тетрадку по зарубежке.

С грустью покинул Гейнрих отца и родной город. Он впервые понял, что значит разлука. Когда он представлял себе путешествие в мечтах, это не сопровождалось тем странным чувством, которое он испытывал теперь; впервые то, что составляло его мир, оторвалось от него, и его точно выкинуло на чужой берег. Бесконечно велика юношеская скорбь, когда впервые обнаруживается бренность того, что должно казаться неискушенной душе неразрывно связанным с самой сущностью бытия, столь же неизменным как оно. Подобно первому напоминанию о смерти, первая разлука остается навсегда памятной; после того, как она долго пугала, точно призрак в ночи, она становится, наконец, при падающей отзывчивости на событие дня, при возрастающем стремлении к твердому незыблемому миру, добрым вожатым и утешителем. Близость матери очень утешала юношу. Старый мир казался не окончательно утраченным, и он льнул к нему с удвоенной нежностью.

Новалис "Генрих фон Офтердинген"

главная