Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Je deviens moi

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:45 

Бессвязные мысли человека, покидающего родной город

Когда-то давно, по меркам моего возраста совсем давно, я читала Марину Цветаеву, и мне врезались в память строки "Мне совершенно все равно/ - Где совершенно одинокой быть". Я думала, что это очень верно, что любой человек "изначально один" вне зависимости от количества близких вокруг, и считала, будто буду покидать родной город с этими строками на языке. Без лишних сожалений.

Родной город мне нравится очень редко. Он местами очень недурен в центральной части, а еще у него есть Волга. Как по мне, Волга - это самое чудесное. Она восхитительная, широкая, очень красивая. Волга мне кажется таким огромным живым существом, мерно вздыхающим, задумчивым, мудрым. Но окраина - это частенько лихорадка для чувства прекрасного. Вокруг грязно, пыльно, однотипные серые пяти- и девятиэтажки или безвкусные новостройки. Можно услышать мерзкую брань, встретить очень неприятных людей. Ну и чувство провинциальной неспешности(а может, затхлости?) бонусом.
И вместе с тем здесь все очень родное, близкое. Нет, это вовсе не принцип "стерпится - слюбится" в действии, дело в другом. Впечатления и чувства разных лет тесно связаны с этими местами, словно нанизаны на местность. Так бывают связаны значительный день и музыка, игравшая в то время. И здесь - дом, знаете, как по Крапивину, такое желтое светящееся окошко в темноте, место, где не гасят свет, ожидая тебя. И именно поэтому - нет, мне "совершенно не все равно где".

Я уезжаю сегодня.

Уходя - возвращайся, всегда и везде,
По студёной воде, по горячим ветрам...

Уходя - возвращайся, везде и всегда,
Если будет беда и если будет успех...
Пусть открыты тебе всей земли города,
Но мой маленький город - уютнее всех.
("Зимовье Зверей")

23:01 

Когда все рухнет, как говаривает наш латинист, в мире останется чай с корицей и чабрецом. Можно сомневаться в реальности всего вокруг, а с моим чудовищным недосыпом это выходит легко, но нельзя не верить в эту горячую чашку чая с корицей.

В ней - полузабытая устроенность жизни, укутывающее по-домашнему тепло, в ней - нотки рождественских мелодий, ласковость и уютная уверенность миросозерцания. Такой чай можно пить, вернувшись с мороза в натопленный дом, укутавшись в шерстяное и ласковое, расположившись плечом к плечу у камина. Такой чай одобрили бы герои книг Линдгрен. С таким чаем нельзя устать, нельзя хандрить, он слишком хорош, чтобы рядом можно было бы делать что-то подобное. Но когда держишь чашку в руках, так хорошо и гладко звучат старые сказки, добрые истории, светлые слова.

22:56 

Шутил: "Канатная плясунья, как ты до мая доживешь?"

Москва! Какой огромный
Странноприимный дом!


пожалуй, не стоит говорить подробнее - из этих двух цитат все ясно

02:09 

Зима - время перечитывать "Белую гвардию" и "Доктора Живаго".

Мело, мело по всей земле
Во все пределы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.
...
На озаренный потолок
Ложились тени,
Скрещенья рук, скрещенья ног,
Судьбы скрещенья.

02:07 

Я нашла штуку горраздо эффективнее знахарского заговора. Помогает от глупости - почти проверено, почти доказано, ведутся испытания.
Карманная Т. или призрак доктора филологических наук Т. (нашего преподавателя по античной литературе), выговаривающий с язвительностью: "это же полное отсутствие самодисциплины".

Как представишь, так сразу понимаешь, что занят ты чем-то не тем. Ерундой всякой. И что ты "пуст, пока не доказал обратного"(авторство цитаты то же). И вспоминаешь, что нет, не доказал.

Продуктивной мне ночи, в общем)

19:41 

Метод карманной Т. не совсем работает.
Следующий метод - заглушить, а лучше оглушить все это нарывающее и больное какой-нибудь отвратительной, но увлекательной книгой. там будет ужасно - но там буду уже не я.

Да простят меня любители, читаю "Лолиту". Пока что хочется вымыть руки и не касаться страниц, слишком откровенно, но дело не в том. Эта болезненная непристойность - почти высокая страсть, и при том настолько сильная, что невольно задумываешься, не является ли такое влечение высоким чувством в самом деле. Сомневаешься, уже сейчас с брезгливостью листаешь страницы - и сомневаешься.

А может, к середине книги я пойму Гумберта?
А может, и приму?
едва ли, но попробовать стоит.

21:58 

Прийти бы сейчас в нашу милую мгушную поликлинику, пожаловаться так на жизнь терапевту, и чтоб он тебе освобожденье сразу от физкультуры и рецепт из книги Джерома К.Джерома

"1 фунтовый бифштекс и
1 пинта горького пива
каждые 6 часов.
1 десятимильная прогулка
ежедневно по утрам.
1 кровать
ровно в 11 ч. вечера.
И не забивать себе голову вещами,
которых не понимаешь".

Только лучше бы с индивидуальным подходом к пациенту. Персональный мой рецепт исцеления:

"Друзья - в полном объеме.
Луга.
Волга.
15-часовой сон
классическая музыка.
несуетность, отсутствие шума, разговоров на повышенных тонах.
немного еды.
Можно добавить еще немного сна"

Хотя можно обойтись и без зоны комфорта. Просто немного света)
И еще - чтобы ослушаться вообще никак нельзя.

22:04 

Этот дневник - какой-то фантастический пылесборник, вроде мешка в пылесосе.
Ибо когда хорошо, я делюсь с живыми людьми, а когда не очень - пишу всякую чушь в безвестный безликий никем не читаемый дневник. Почти баланс.

02:21 

На филфаке учиться весело в том плане, что можно бросать себе вызовы из ничего. Скажем, прочитать "Илиаду" за ночь. пфф, всего-то 19 песен осталось.
Не подумайте дурного, я ее читала, только в октябре и по диагонали.

От усталости мой идеал жизни медленно, но уверенно ползет к "Дафнису и Хлое". Я бы с таким удовольствием сейчас пасла овец, кажется.

21:53 

цитаты из Саллюстия

читать дальше

20:23 

о снах, волшебном лесе и первобытном синкретизме моих мыслей. лытдыбр



читать дальше

17:46 

- Еще один повод недолюбливать свой возраст - ограничение на прыжки с парашютом. Прыгать с инструктором можно и сейчас, но я хочу прыгать одна. Угу, придется подождать совершеннолетия.
- Хочу в Питер и на Байкал

20:16 

Когда люди пишут так сухо и вежливо, мне хочется перейти на Вы.
Вы прекрасно своей безобязательностью. Придерживайся рамок этикета и говори о погоде, скрывай все, что на душе, и не рассказывай ничего о действительном положении дел.
Перейдем на Вы? - звучит как оскорбление. Ибо это отчасти предложение не вести разговора выше small talks, пустой болтовни для заполнения неловких пауз.

12:43 

из "Почерка Леонардо"

читать дальше

02:05 

Он любил три вещи на свете:
За вечерней пенье, белых павлинов
И стертые карты Америки.

01:52 

У нее было правило: не доверять тем,
Кто собой заслоняет свет.
Я снял с нее платье,
А под платьем - бронежилет.

После сегодняшнего турнира во мне жутко много брутальности.
Моя правая рука - пособие по гематомам, ну да и ладно. В какой-то момент было больно так, что я еле сдерживала слезы, но я не отказалась продолжать бой, и сейчас мне от этого хорошо.
Все эти спортивные вещи с преодолением себя, своей слабости и последующим чувством радости и удовлетворения кажутся мне отголоском какого-то древнего инстинкта, сродни инстинкту охотника. Ощущение физической силы пробуждает что-то бессознательное, от чего чувствуешь себя морально сильнее. Я знаю, что это открытие Америки, но слишком свежи ощущения, чтобы не поделиться этим.
И да. Фехтование - это красиво.

19:05 

предзакатное солнце
пледом на плечи.
вы улыбнетесь -
я не замечу.
вечер.

на губах - жар и терпкость
полночного чая.
неприкаянность
значит
не видеть причала.

в моем мире реальны
любые идеи.
очи въявь обратят
любые затеи.
и вагоны метро
вижу рыбой в стакане.

только вы возможны
едва ли.

23:28 

Здравствуй, город!
Пройду по площади вдоль собора.
А у тебя есть крейсер Аврора
И много других кораблей.
А у меня лишь одна гитара,
Немного пара из самовара,
В руке синица, которой снится
Клин журавлей.

А я живу на другой планете.
Там мало света и вечный ветер.
И, будто расстроенные струны,
Гудят провода.
А иногда там бывает плохо,
И до рассвета еще так долго,
Тогда я все оставляю как есть
И возвращаюсь сюда.

О, эти старые мостовые!
Они все помнят, они живые,
И каждый каменный всадник
По-прежнему
Верит в мечты.
А я стою незаметной тенью
В пальтишке ветхом
Под звездной сенью,
В который раз, замирая, смотрю,
Как разводят мосты. ("Белая Гвардия")


Еду в Питер! да, да, да!
видеть Н. через чуть ли не год расставания - это ужасно здорово.
видеть прекрасный город.
не печалиться ни о чем.
Питер!

01:23 

je suis tres fatiguee.
(ненавидеть себя более, чем тирана)

22:46 

Пускай и здесь это будет, раз я случайно встретила эти слова дважды за сутки.


Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий.

Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви,- то я ничто.

И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы.

Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит.

Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится.

Ибо мы отчасти знаем, и отчасти пророчествуем; когда же настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится.

Когда я был младенцем, то по-младенчески говорил, по-младенчески мыслил, по-младенчески рассуждал; а как стал мужем, то оставил младенческое.

Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицем к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда позна'ю, подобно как я познан.

А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше.

Библия. Новый Завет. 1-е Коринфянам, гл. 13

главная