Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Je deviens moi

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:36 

- У вас семейные ценности. И нравственность.
- Звучит как "у вас волчанка". (С.)

...потому что вконтакте нет статуса "в греховном сожительстве"! (С.)

и ведь правда)
с вами была ежевечерная рубрика "разговоры кулчедры")

00:01 

- Это всего лишь биоэнергетическое поле!
- Ты так говоришь, как "это всего лишь домовые"

У меня зеленая)

23:25 

Оно как дождь. Из пасмурного края
навстречу ночи с моря наплывая,
с земли оно, как туча дождевая,
уходит в небо, свыкшееся с ним,
и, падая, течет по мостовым.

И в час, подобный долгому недугу,
когда к рассвету тянется округа
и с горечью отталкивают руку
тела, не разгадавшие друг друга,
и люди, ненавистные друг другу,
в одной постели молят о покое,

растет оно и ширится рекою
(Рильке в переводе Гелескула)
хоть когда-то я должна пожалеть, что не знаю немецкого)

читать подстрочник

читать оригинал

11:51 

Я и правда живой, думал Дуглас. Прежде я этого не знал, а может, и знал, да не помню.
Он выкрикнул это про себя раз, другой, десятый! Надо же! Прожил на свете целых двенадцать лет и ничегошеньки не понимал! И вдруг такая находка: дрался с Томом, и вот тебе — тут, под деревом, сверкающие золотые часы, редкостный хронометр с заводом на семьдесят лет!
— Дуг, да что с тобой?
Дуглас издал дикий вопль, сгреб Тома в охапку, и они вновь покатились по земле.
— Дуг, ты спятил?
— Спятил!
Они катились по склону холма, солнце горело у них в глазах и во рту, точно осколки лимонно-желтого стекла; они задыхались, как рыбы, выброшенные из воды, и хохотали до слез.
— Дуг, ты не рехнулся?
— Нет, нет, нет, нет!
Дуглас зажмурился: в темноте мягко ступали пятнистые леопарды.
— Том! — И тише: — Том… Как по-твоему, все люди знают… знают, что они… живые?
— Ясно, знают! А ты как думал?
Леопарды неслышно прошли дальше во тьму, и глаза уже не могли за ними уследить.

"Вино из одуванчиков"

01:46 

Таня, не просыпаясь, посмотрела на меня, сказала "Ты здесь? о, отлично", и заснула.

01:21 

я напишу, чтобы не забывать
Тикки прекрасна, совершенно прекрасна. Мне так хотелось реветь, Боже мой. Она чудо

не печалься, все будет хорошо на этот раз,
в мире есть немало чистых душ, что молятся за нас
читать дальше

22:55 

думай о ны не думай молись не молись о ны (с)

22:53 

губы её зима и персты и сны
в тёмных зрачках стоят как вода в колодцах
думай о ны не думай молись не молись о ны
льдам не успеть растаять времени расколоться
столько зимы в ней что хватит на целый год
ирмос пока прочтёшь догорит столетье
видишь сиянье это она поёт
слышишь стенанье это сомкнулись нети...



Она рисует белого льва и сирень на дверце,
ладони ее подобны ливням, слова сетям,
а он человек с отвесной осенью в сердце,
и в каждом его зрачке молодой сентябрь,
он смотрит в неё как в воду и входит в неё как в воду,
она вдыхает его как воздух, и он обращается в воздух,
и руки их прозревают, и реки пересыхают, и тают льды,
и сон их белые оберегают львы...

(С.Шестаков)

21:51 

Ласточки, ласточки, ласточки, запах горячего асфальта и через пару часов - соловей за окном
Я была бы счастлива видеть некоторых людей чаще.

читать дальше

22:37 

18:26 

06.09.2009 в 18:45
Пишет символ копирайта:

Жара раскалила камень, нагрела каждую пядь земли, раскачалась до того предела, когда на поверхности лета проступает он - запах белой полыни. Терпкий, прохладный поток в адском мареве.
От его горечи сердце не бьется, а рвется. Каждый вдох становится как волна прилива, как выход из всех берегов и границ. Запах бьет в глаза и голову, заполняет сознание, доходит до звона в ушах и тьмы в глазах, и в тот момент, когда понимаешь, что больше не выдержишь, следует выдох, а с ним отступают звон и тьма.

Этот запах - с самого дна, из самого детства, из моря, из синих кружевных теней на белом от солнца камне. Сорвать лист, растереть меж пальцев, дотянуться до себя-давным-давно, когда все, что так далеко теперь, было так близко. Теперь близко слезы, звон в ушах и тьма в глазах, но зато каждый вдох - выход за все границы на свете.

Письменность была придумана специально для нас, родившихся так далеко от себя самих. Мы получили язык, но никакой голос не достигнет туда, откуда пахнет белой полынью, и мы пишем и пишем, где придется, на любой поверхности, потому что поверхность стерпит все, даже такие письма. Я пишу на поверхности лета, сквозь которую, как сливки сквозь молоко, вытопляется запах белой полыни, и любое мое слово, будь оно о спящей кошке или о высокой воде, на самом деле только об одном.
О том, как я скучаю по тебе, как я скучаю по тебе, как я скучаю по тебе.



URL записи

01:12 

За окном соловей поет, вот чудеса)

19:56 

Я думала, что после курса античной литературы с вещами вроде "Сатирикона" мне не страшны тексты.
Добрый час я пытаюсь дочитать Баркова. Кажется, теперь я понимаю пункт из "Ты филолог, если"

"Вы так пошло шутите, что даже ваш малолетний сосед-гопник уважительно снимает перед вами свою замызганную кепку".

филфак, ты странный.
поступайте к нам, и вы будете читать откровенное порно под видом домашнего задания по русской литературе 18 века.

12:04 

я светла
дионисийски.
опьяненье - чистотой.
так скользит щека по шёлку,
так щекочет травостой.

так светлеет небо утром
перед выплеском огня,
так сквозь смеженные веки
мягко зреет, тихо тлеет
луч, что ослепит меня.

23:49 

Я поняла, чем мне так нравится наш преподаватель по языкознанию.
Сегодня на семинаре она произнесла такое: "И в церковь люди обычно ходят что-то просить, обычно все-таки для себя. Просто так, по велению души, мало кто регулярно ходит. Большинство все-таки просить. Или благодарить иногда".
И в подобного рода ее выражениях нет осуждения. Просто констатация, принятие. Она вообще не осуждает никогда, не выходит из себя, не теряет спокойствия (назовите мне хоть пятерку преподавателей, которых не трогает глупость и лень студентов ^^). Создается впечатление принятия всего вокруг ("Я вижу то, что не совсем верно, но оно тоже существует").

Пойти что ли санскрит к ней учить)

21:10 

Реальность захлестывает всегда неожиданно. Так, например, читаешь книжку и отчего-то вдруг понимаешь, что заканчивается первый курс, что еще три таких же круга - и всё, и никаких тепличных условий, и надо что-то делать со своей жизнью.
Пока мыслю магистратуру психфака. Если ее мыслить менее абстрактно, то надо сдавать сессию и садиться за учебники по анатомии ЦНС и математике.

23:30 

По каким мелочам - Главному Зданию в синих сумерках, серому кресту общежития, заслоняющему половину высокого неба, если запрокинуть голову, радостной просторности Красной площади в утренних лучах весеннего солнца, ощущению векторности в вагоне метро, неуютности толпы и чрезмерности людей - мне может сниться Москва.

11:50 


21:44 



что мы думаем о лекторе по русской философии

P.S. а я сегодня из винтовки стреляла. ее так классно держать, что я даже подумала, не починить ли очки/купить линзы и поучиться попадать в мишень

01:01 

Когда я по ночам, готовясь к фольклорной практике, читаю много разных заговоров, я чувствую себя знахаркой.

главная